Котобус
Победу одержит лишь тот, кто сражается (С)
Я таки родила отчёт по Дому. Он сумбурен и... дурацкий какой-то, из него кажется, что я играла с 5 людьми, но это не так, людишек было дох... много. Просто у меня в голове каша.

Когда я собиралась на игру, то знала, что буду разнорабочим. Не только Тварью на Изнанке, но и всякими затычками в промежуточных ролях. Меня использовали в таком качестве мало, но всё же в ожидании Чуда и большой загруженности я постаралась упростить характер Официантки. Получилась туповатая тихоня. Образ не блещет, зато его легко и быстро натягивать. Итак, есть кем? Теперь в бой!
Первой, кем довелось стать, была Тварь с Изнанки, позже её ласково окрестили Грибочек, но до этого она была Тварью из-под корней, порождение детского страха того, кто может вылезти из-под кровати. Питалась она в Лесу в основном страхом перед собой, непониманием себя, перед своими возможными и прошлыми поступками или мыслями, страхом потерять контроль над собой. И тут произошло ужасное – дети меня не боялись, хотя я старалась говорить им гадости, принижая самооценку и стращать своим маленьким, но грозным видом (рождённый ползать летать не может, так что большую часть времени провела на коленях, поднимаясь с них лишь в крайних случаях). Первым встретившимся мне ребёнком была Зелёная, она же Джерри, которая не помнила, что она ребёнок и искренне считала, что была в лесу всегда. Потом, практически сразу же, Заноза приводит ко мне чувака (то ли Инквизитор, то ли Шрам?) и говорит, вот, мол, по уговору, привела тебя еду. У меня чуть грибочки не отпали от такого. Как жрать пофигистичного, нифига не боящегося чувака? Сказала Занозе сторожить, пошла узнавать, что делать, в итоге дали добро на то, что можно питаться тем же, чем и в Казино. В итоге отъела у бедняги воспоминания о родителях. Но странности этой ночи не закончились, ибо пришла Жилец и говорит человеческим голосом: «Отдай его мне, я его обратно выведу, не мучай больше». И тоже не боится, только сострадание в ней и есть. Тьфу на вас, дети Дома, страх потерявшие! В итоге пришлось у неё тоже воспоминания забирать, как плату за освобождение. Ну, хоть наелась… Хотя, в виду такого бесстрашия, передо мной замаячил призрак голодания. Дальше ночь помню плохо.
В случившемся сне про пожар мы орали «ПОЖАР», пускали дым и поджигали перчатки Чеширу.
Утром я была тётей Валей, которая толкала бухло, сигареты и другую мелочёвку несовершеннолетним. Пипец как замёрзла, даже схарчила паёк с печёночными котлетами, хотя терпеть их ненавижу.
Потом я стала Официанткой. Очередной ужоснах, в ходе которого я поняла и приняла концепт как персонажа, так и Изнанки в целом. Официантка получилась Тварью, которая любила детей, но не как мать, сестра, друг или еду. Очень сложно это описать, она переживала за них, радовалась их победам и считала само собой разумеющимся и правильным забирать их частички себе, питаться за их счёт, жить. Паразит, одним словом. Как игротех я просто негодовала от того, что дети у меня устроили свалку воспоминаний и отдают те, которые мешают им играть, но в то же время Официантка радовалась «обновлению крови», любым воспоминаниям ещё живых людей. Когда она была не в духе, то вынимала воспоминания из рулетки, повышая шанс проигрыша, когда ей было хорошо, то все слоты были заполнены. Потому что это имело мало значения, если есть воспоминания, то ей будет чем питаться. Её стращали Искоркой-Пером, говорили, что та против Изнанки и Тварей, но Официантка не обращала на это внимание, она знала, что пока люди боятся, испытывают злость, ненависть, пока в Доме дети бухают, наркоманят и способны на убийства, Твари никуда не денутся. Единственный способ борьбы с ними (нами?) – это закрыть и снести Дом. А Перо бы на это не пошла. Тут была опасна только Щука. Так что Официантка весьма искренне радовалась как за Искру, когда та принесла известие, что Перо выбрали Хозяйкой, так и за Бычка, который своими воспоминаниями и жизнью стал платить за жизнь Жильца, ибо они получили то, что хотели, так почему бы не порадоваться? Ещё были прекрасные Пианист и Заноза, которые достались Официантке в наследство от более шумных её товарищей. Вообще тут забавно получилось – Официантка по квенте не любила Барменшу и Крупье, потому что ещё при жизни это были её соперница и любовник последней. И на игре получилось, что те как раз были очень, яркими, эмоциональными, шумными и ветреными, так что весьма логично вписались в контру тихой и малоинициативной Официантке. Но вернёмся к Агентам Зла! Первым начал мозг есть Пианист. Он, на самом деле молодец, пробивной и исполнительный, готов был работать и жертвовать для исполнения своей мечты. Официантка решила, что балаболу помогать не будет и озадачила заданием: создать дневник наподобие того, что был у Пса, только очерняющий жителей Зеркального Лабиринта, а Тварей, наоборот, представляющий пушистыми пуськами. Причём такой дневник, который будет более долговечен, и что бы даже капитальный ремонт в Доме не был ему страшен. Собственно, я думала, что на этом наша история с Пианистом закончится, но нет, они спелись с Занозой, сделали фееричный просто дневник а-ля наскальная живопись, и продолжили есть мне мозг уже вдвоём. И это было прекрасно! Единственное задание, которое они не выполнили – это найти ребёнка-Стража и привести его нам на Изнанку. Но это я уже забегаю вперёд, а меж тем, была у нас ещё и вторая ночь.
Там я достаточно быстро поняла, что отыгрывать кочку не так уж круто, как казалось, ибо в Лесу собралось много тварей более мобильных и громких, чем я. Тут, к счастью, игротех в Грибочке вспомнил про тайминг (да, он был, но никто его не соблюдал), решил, что надо вернуться позже и благополучно уполз. Так что всю эпопею с Деревом и Законом в Лесу я пропустила (если честно, до сих пор её не поняла).
Потом был сон про реввоенсовет и моджахедок (понятия не имею, как это правильно сказать, простите). Собственно, была моджахедкой, которую убили первой. (Как они в этом дышат?!!!!) При подготовке к этому сну мы обсудили то, что было в Лесу этой ночью, и пришли к выводу, что раз Официантка никому ничего не обещала, то она никому ничего и не должна. Тогда в первый раз прозвучала идея о разделении Тварей на конфликтующие группы.
Утро в Казино ознаменовалось известием от Искры об итогах выборов. Это было внезапно, так как Крупье до этого развил бурную деятельность относительно того, что бы Хозяином стал Борода. Не по доброте душевной, конечно, а потому что проиграл. Ну ок, поздравила Искру, поговорили о закрытии Дома, о том, что нужно этого не допустить, я назначила встречу для Ритуала Принятия на час дня, с тем и распрощались. Вообще-то я действительно порадовалась такому повороту событий, ибо у Пера были а) стальные яйца; б) авторитет меж детей Дома; в) вполне реальные возможности в наружности, и она бы не допустила бы закрытие Дома. Не знаю, может я и ошибалась, но Официантка была в этом уверена. Твари же собрались за час до ритуала и обсудили, что мы от него хотим (присутствие при этом Ананси напрягало, но решила не спорить с Крупье). В итоге всё пошло не так, как планировалось и 2 Твари самоизгнались. Официантка была в афиге, ибо для неё плата за Дом и статус Хозяина в нём были столь же очевидны и правильны, как и разговор, питание или смерть. Она даже обиделась на Крупье и Бармена за то, что они не взяли плату, а не за то, что ушли. Так же ей были непонятны мотивы Пса, который пытался помешать Искорке расплатиться – сам же в своё время сделал то же самое, чего сейчас выпендривается? Не хочет, что бы она стала Хозяйкой? Эх, не понять этих зазеркальщиков…
Очень значимым моментом стал Бычок, пришедший просить жизни для Жильца. Я действительно болела за эту пару… Ну, как могла. Официантка совершенно искренне считала, что деля их жизни поровну между ними, делает благо, и пусть Бычок умрёт раньше и с огромными провалами в памяти, а Жилец до конца дней своих винит себя в этом, зато они будут вместе и умрут в один день, как в сказке.
Уже в самом конце, когда народ собрался приносить дары Дереву, я дала Занозе и Пианисту (бедные двойные сиротки, они-то принадлежали Бармену и Крупье) последнее задание. Принесли дары Древу (на то было несколько причин), после чего Пианист должен был убить Занозу, а потом и себя, что бы переродиться нашими аватарами. Вообще да, они, по идее, должны были стать такими, как Чарли – существовать одновременно и в Доме (видимые, но не учтённые), и на Изнанке, через них бы Твари получили доступ в Дом, что самим детям в будущем грозило сумасшествием. Но у них при этом оставался небольшой шанс стать полноценной Тварью. Но Судьба решила иначе… Так вот, маленький Факт о Пианисте – он не мог убивать. Он запечатал в себе эту способность вместе со своей прошлой личностью, и что бы выполнить моё задание, ему нужно было выпустить эту самую личность на свободу. Но они с Занозой решили и эту проблему. И это было красиво, и даже торжественно. Правда, мы пропустили тот момент, когда эпопея с Деревом закончилась, но вкратце нам сказали, что всё норм, так что я со спокойной душой пошла в Лес играть дальше. И тут случился самый безобразный момент за всю игру. Его допустил Зверь, хотя на самом деле, как и я, пал жертвой несогласованности информации. Ладно, все устали и зашились, можно понять, но в конце игры во весь голос посреди игровой локации говорить, что он таких правил не знал и почему никто его по этому поводу не просветил, это… очень плохо.

Теперь с точки зрения игротеха. Игра удалась. И я против того, что бы ругать игроков, которые «ушли». Ибо для персонажей многих из них это было наиболее правильным выбором, а других просто до этого довели. Дети у нас получились правильные – и ранимые, и эмоциональные, и очень жестокие. И я рада, что народ смог это всё создать – почувствовать, понять, сделать. Люди вынесли для себя кучу всего, они сами знают, что получили от случившегося. И я уверена, с пустыми руками не ушёл никто.

@темы: игры